:: СТАТЬЯ КАЗАХА ПРО ЯПОНИЮ ИЗ 1918 ГОДА

Просмотров: 1,653 Рейтинг: 5.0

Статья «Япония» была написана М. О. Ауэзовым на казахском языке еще в 1918 году и опубликована в журнале «Абай»

8 001

8 002Журнал был организован по инициативе Жусупбека Аймауытова и Мухтара Ауэзова. В нем печатались не только произведения Абая, но и статьи об общественной и духовной жизни казахского общества, науке, культуре, образовании, философии, социальных проблемах

Долгие годы эта статья была неизвестна широкой общественности и вышла снова на казахском языке только в 1997 году в первом томе 50-томного академического полного собрания сочинений, выпущенного к столетнему юбилею писателя.
28 сентября мы отмечали 123-летие Мухтара Ауэзова, вспоминая великого писателя, впервые статья «Япония» публикуется на русском языке в переводе Майры Жанузаковой.

В наши дни преодолеть состояние отсталости, необразованности, уничижения и в короткие сроки встать вровень с теми, кто находится на передовом уровне развития, для любого народа задача не из легких. Во времена прежней односторонней, бесхитростной и непросвещенной грубой силы достичь какого-то прогресса быстро можно было с великим трудом и лишь собственными усилиями народа вкупе с умелой политикой его лидеров. Ну а в наше время существует масса всевозможных условий для того, чтобы невежественный народ влился в ряды передовых. И когда эти условия всеми поголовно будут глубоко осознаны и со знанием дела, с неуемной энергией и полной отдачей, не щадя себя и не жалея средств, выполнены, только тогда можно питать надежды от достигнутого.
Ныне для любого народа, стремящегося к развитию, одной из основ служит наличие своей запоминающейся истории, которая на протяжении многих сотен лет вела его к дню сегодняшнему. Но этот исторический путь, если обратиться к Японии, вызывает какое-то особое сострадание, ведь она, сумев подняться, вырасти и расцвести с опорой на собственные силы, вынудила весь мир ощутить уязвленное самолюбие и зависть.
Причина, по которой Япония, прежде отсталая и обособленная от мировой жизни, не ведающая, в каком положении находится сама, а в каком другие народы, вышла из состояния изоляции, – это неудержимая жажда цивилизованных стран, таких как Англия, Франция, Голландия, воспользоваться ее невежеством.
В первой половине XVIII столетия стала бурно развиваться торговля Америки и европейских держав с Китаем, а на пути, связывающем их друг с другом, находилась Япония. Развитые страны развернули свою торговлю и внутри Японии, что обернулось откровенным высасыванием ее ресурсов. После того как Япония ощутила урон, наносимый ей более образованными народами, она решила запретить им переправу в Китай через свою территорию. Однако Америка, стоявшая во главе этих процессов, и многие европейские державы вынудили ее снять запрет и вновь разрешить переправу. Это событие произошло в 1853 году. У Японии тогда не было оружия, с которым можно было противостоять им. Наступило время, когда японский народ, лишившись самобытности, стал легкой добычей хитроумных и алчных просвещенных чужаков. Это послужило поводом для пробуждения в японцах въевшегося в кровь национализма и горячей решимости. Не осталось иного выхода, как направить против коварного и хищного врага оружие, аналогичное тому, с каким пришел он, и опереться на его же порядок. Осознав сложившееся положение, вожди и заступники народа, жертвуя собой, искали новый путь. Благодаря их устремленности в 1868 году пришло время обновления, или реставрации.
До периода обновления, хотя в Японии и был микадо (император), вся верховная власть находилась в руках никому не подчинявшегося правителя сиогуна. Первоначально сиогунов назначал император, но в последующем они обрели значительную силу, и последняя сиогунская династия Токугава на протяжении 265 лет удерживала уровень неограниченной власти. Большинство сиогунов многими своими деяниями наносили урон народу и империи, поскольку, с одной стороны, они не были людьми, подобными императору, на которого народ возложил все обязанности, а с другой стороны, обладали огромной силой. Преобразованием 1868 года стало свержение последнего правителя из рода Токугава и ликвидация режима сиогунов, которую осуществили возглавившие обновление защитники народа. И еще одно нововведение: раньше каждым племенем в Японии управлял даймиос, то есть князь. Даймиосы собирали дань с подвластного им населения и держали при себе отряд могучих воинов или армию. В силу того, что сами были людьми необразованными и очень властными, они своими действиями причиняли большой вред стране. Реставрация и их смела с насиженных мест.
Однако нельзя сказать, что после 68-го года Япония сразу шагнула в нужном направлении. Прошло немало лет, прежде чем укоренившееся невежество было понемногу изжито и прежде чем удалось преодолеть трудности перехода от старого к пониманию нового. Время, когда Япония, взяв точный курс, действительно приступила к продвижению вперед, началось с 1885 года. В этот период в стране по-настоящему слаженно взялись за науку. Ну а желание пристраститься к наукам и, научившись у других народов, открывать фабрики и заводы, было и во времена сиогунов.
Говорят, причиной прогрессивного развития Японии в поздний период эпохи обновления послужили два события. Главой кабинета министров Японии стал маркиз Ито. Это самый выдающийся лидер Японии, именно под руководством Херобуомы Ито были предприняты действия, в результате которых изменен тип действующей монархии, а Япония, изолированная от других народов, наладила с ними отношения и ступила на путь к науке. Министры несли ответственность перед народом. Была принята конституция, власть императора, по сравнению с прежней, стала слабой. Это событие принес 1889 год. Последний представитель императорской династии, покорившись этому новшеству, удержался на своем престоле. Благодаря этим преобразованиям в стране установилась справедливая власть. Правительство и народ стали ближе друг к другу, родилось равноправие. Народ теперь сам выбирал главу исполнительного органа.
Второй причиной прогрессивного продвижения Японии явилась японо-китайская война 1894 года. После этого вооруженного конфликта в стране с бросающимся в глаза особым энтузиазмом взялись за развитие науки, экономики и торговли. К примеру, в 1880 году в Японии было 310 торговых пароходов, а в 1899-м их число выросло до 1221. В 1888 году стоимость всех поступающих и вывозимых из Японии товаров составляла 98 миллионов иен (1 иена – 1 рубль 29 копеек). В 1900 году приблизилась к полумиллиарду. По данным учета, в сфере просвещения за 1901 год, среди мальчиков, кому по возрасту пришло время учиться, стали школьниками 94 процента (из 100), среди девочек – 81 процент. Это – достигнутая цель. Такие ее плоды – вдохновляющий пример, ценный исторический урок, который вселяет в каждое сердце надежду стать такими же, придает решимости и энергии.
Сразу после начала обновления японская молодежь хлынула туда, где сложились кузницы науки. Единственная цель и заботливое желание всех молодых людей, разъехавшихся по разным странам, – сделать Японию счастливой. По этой причине, изучив европейские науки, они немедленно возвращались на родину и внедряли полученные знания. Прибывающие в какую-нибудь страну для получения образования японцы интересовались действующим порядком правления, типами хозяйства, политикой взаимоотношений с другими державами (дипломатией), а уезжая на родину, брали с собой множество различных предметов и изделий по разным сферам деятельности, которые могли стать полезными для расцвета их страны. Японская элита, отправлявшаяся по делам в любую европейскую державу, возвращалась домой с подробными сведениями о том, какие в этих странах существуют обязанности, сопутствующие добрым делам, какие там есть новации, которых хотелось бы достичь.
Япония не следовала слепо за всем, что делалось в Европе. Любое приобретенное знание внимательно изучалось, анализировалось, а применялось лишь лучшее, наиболее подходящее в местных условиях. В связи с этим японский профессор (...) сказал: «Мы должны быть готовы усвоить все лучшее, что есть на Западе, но в то же время не забывать и то хорошее, что есть у нас».
Когда начался период обновления, в Японии возникла острая потребность во всевозможных специалистах и профессионалах разного профиля. В Европе таких людей было великое множество. Поэтому японцы начали приглашать с Запада профессоров и квалифицированных специалистов. Однако перед прибывающими из-за рубежа поставили условие: не внушать обучаемым ученикам то, что может нанести вред японской нации; тех, кто был замечен в подобных действиях, к работе больше не допускали. В настоящее время и профессоров, и специалистов, приехавших с чужбины, в Японии, можно сказать, не осталось. По данным 1900 года, иностранных профессоров, живших на тот момент в стране, насчитывалось лишь около десятка. Уменьшение их количества связано с тем, что в стране появилось много собственных ученых и знатоков своего дела, поэтому иностранцев стали увольнять одного за другим, а на их места ставить своих специалистов.
Поскольку и японский император, и министры люди высокообразованные, по возвращении из зарубежных поездок они, не жалея сил и средств, внедряли в Японии достижения науки и искусства. Если у обучившейся на Западе японской молодежи были добрые намерения служить своему народу, то они прежде всего сами становились ей помощниками и содействовали осуществлению желанных новшеств. А вот еще одно завидное качество, которое способствовало прогрессивному продвижению Японии, – это коллективная сплоченность и солидарность руководителей и специалистов в профессиональной среде. Поставленная кем-то цель становилась общей целью, и эта общая цель в первую очередь не должна была нанести урон укреплению страны. А во-вторых, ни в коем случае не осложнить жизнь народа.
Таким образом, сегодня Япония на прямом пути к усилению своей мощи, а ее население с рождения приучено к постоянной работе. Японцы – трудолюбивый, энергичный, прилежный народ. Об этом с восхищением говорят европейцы: «Для восточных народов характерно одно качество: люди, которые с юных лет были усердными и целеустремленными, повзрослев, становятся менее цельными, их усердие блекнет, и они начинают отлынивать от работы. Японцы же к упорной целеустремленности, сызмальства свойственной восточному человеку, взрослея, добавляют двужильную работоспособность западных народов».
...В прошлом номере я рассказал о том, каким образом Япония так быстро освободилась от состояния темного невежества, и коротко описал ее путь. Теперь напишу о том, какую пользу принесли ей в последующее время напряженный труд ради избавления от этой темноты, и о плодах этих усилий.
Лидеры Японии, бывшие крайне осторожными в прежние времена, когда страна была еще далека от вершин развития, никогда не забывали о том, что удалось избежать войн и сохранить в целости народ, пока не окрепло и не созрело его новое поколение. Об этом в их среде бытовало такое мнение: «Пусть наши отношения с заграничными народами будут мирными и учтивыми, а внутри страны как особая ценность пускай свободно развиваются искусство и знания». Поэтому приехавших извне авторитетных гостей, которые могут послужить образцовым примером, пускали в страну беспрепятственно и предоставляли им полную свободу. Соседний Китай, боявшийся, что Японию захватят и подчинят себе чужеземцы, так вольно себя там чувствующие, воспринимал это как собственную уязвимость. Размышляя об этом, японцы усиленно трудились, стараясь не пробудить Китай от спячки. В итоге, торопясь скорее избавиться от ненасытного врага, Япония сумела поднять свою науку сразу на несколько ступеней.
Но каких бы высот на пути развития науки и искусства не достиг народ, так быстро влившийся в ряды передовых, он может допустить пробелы, если, увлекшись крупными делами, не удостоит вниманием массу мелких, но нужных процессов. Нельзя считать, что можно перешагнуть через множество полезных дел, так как главная цель – стать сильнее. Наука, мощь в какой бы то ни было народ вливаются понемногу, постепенно, умело встраиваются и вызревают, а запросто установившееся никогда не будет по-настоящему крепким. Невозможно быстро усвоить все, чего другие народы достигали медленно, шаг за шагом. Такой односторонний, однобокий взгляд станет заметен, если мы изучим внутреннюю ситуацию в стране. Для начала рассмотрим развитие образования в Японии.
Сразу после реставрации правительство Японии выпустило указ об обязательном всеобщем образовании. Согласно этому указу дети, достигшие шести лет, отдаются на школьное обучение. По школам нижнего уровня и университетам Япония следовала европейским образцам. К примеру, в 1880–1890 годах в Европе действовало множество университетов самого разного направления, открылись такие и в Японии. Число японских студентов, окончивших эти университеты в 1890–1900 годах, составило 3126 человек.
Трудность, с которой и по сей день сталкиваются японские учащиеся, – это то, что китайская и японская литература слились еще в давние времена. Причиной такого объединения послужило то, что китайский язык заполонил японскую письменность и в конце концов вытеснил японский. Поэтому в Японии в ходу два разных языка – книжный и разговорный, которые совершенно чужды друг другу. Учащимся необходимо сначала ознакомиться с китайским языком, а потом еще и выучить другой иностранный язык.
Теперь перейдем к положению женщин в Японии. В прежние времена японских женщин считали не заслуживающими внимания, по обычаю древних прадедов их воспринимали только с точки зрения продолжения рода. Сегодня под влиянием новых веяний от этой традиции отказались, и мужчины, признав женщин в качестве уважаемых членов общества, допускают их в свои ряды. Для девочек начали строиться школы нижнего и высшего уровня. Распорядок японских женских школ в одном аспекте превосходит современные женские школы Европы. Во время учебы девочка должна научиться в какой-то степени вести домашнее хозяйство. Европейских девушек, дабы не отстали от жизни, занимают лишь односторонней учебой, поэтому они мало приспособлены к домашнему хозяйству и становятся неуклюжими, как мужчины, а во всех женских школах Японии усердно воспитывают и хозяйственные навыки. Учащиеся японских школ проживают вместе. Если в школе, например, пятьсот учениц, их делят на группы по двадцать человек и во главе каждой ставят какую-нибудь взрослую женщину. Девочки внутри группы воспринимают ее будто мать, и между ними устанавливаются доверительные отношения, как между старшей и младшими сестрами. Заботы по хозяйству: ежедневное приготовление еды, стирка, уборка помещений и другие необходимые дела, а также учет – все это ложится на плечи школьниц. Девочки, изучая школьные науки, и знания свои пополняют, и полезный для жизни хозяйственный опыт приобретают. Это – особый тип обучения, к которому пришла Япония, заметив недочеты в школьном образовании других народов.
Для того чтобы поставить Японию в один ряд с европейскими странами, помехой являются ее религиозные предрассудки. Японцы не тот народ, который исповедует одну веру, с незапамятных времен они придерживаются нескольких религиозных направлений. Поклоняются и Будде, и Конфуцию. Помимо этого Китай и Япония зачастую не могут продвинуться на передовые позиции, потому что им мешают застарелые традиции прадедов, которые они ревностно соблюдают. Это, например, почитание духов умерших, то есть культ предков. Обычаи, подобные этому, и всевозможные темные суеверия порождают один вред. Буддизм выступал против таких предрассудков, но не сумев наставить народ на путь истины, сам в них погряз, утратил прежнюю чистоту и свет. Конфуцианство тоже боролось с этими древними традициями, однако и его влияние не проникло глубоко в сознание японских прихожан. Изжить до конца обычаи прадедов не сумело и европейское влияние.
Сила старых традиций особенно явственно проявляется в процессе бракосочетаний, разводов и в процедуре наследования. В понимании японцев нет ничего хуже в этом мире, чем не оставить после себя детей. Поэтому жену, которая не родила ребенка, можно спокойно выгнать. Считается, что род обрывается, если жена не родила наследника, а если обрывается род, то будут забыты и духи предков. В Японии также существует традиция сохранять неизменной кровь по ветви отца. При выборе супруги требуется взять в жены дочь сородича, близкого по крови отцу. Если возьмешь дочь другого рода, кровь изменится, а это нарушение традиции. Когда жена загуляла и грех открылся, ее тоже прогоняют прочь. И причина даже не в том, что женщина испортилась и совершила предательство по отношению к своему мужу, гораздо хуже, что она своим поступком решила попортить кровь его отца. Эти традиции сильны до сих пор. Многие образованные японцы, не признавая их, обратились к другой религии. Некоторые вообще ни во что не верят, значительная часть населения придерживается курса европейских философов. Во многих случаях Японию меняет и христианская вера. Современным школьникам не преподают никакую религию.
Наконец, обратимся к ситуации с японской прессой. Регулярные газеты начали выходить в Японии примерно в 70-е годы XIX столетия. Но знакомство с печатным изданием состоялось гораздо раньше. В начале XVIII века в Японии вышла самая первая газета. В то время страна, кроме Китая, не поддерживала взаимоотношений ни с какими другими народами. В связи с этим не было никакой полезной информации, которую можно дать в газете, да и сама газета, отпечатанная на дощечке, была крайне неудобной. В таких изданиях публиковались только новости, и дальше ближайшей округи они не распространялись. После эпохи реставрации в 1899 году в стране выпускалось 978 газет и журналов. Среди них – специализировавшиеся на политике, науке, литературе. Так как не было изобилия печатных изданий, литература Японии не особо процветала. С того момента, как она зародилась, прошло немало времени. Однако японская литература все еще придерживается старых традиций. Если взглянуть на прогресс в разных сферах, то наиболее отставшей представляется именно литература. Относительно этого обстоятельства люди, хорошо знающие ситуацию в Японии, говорят, что японцы с такой самоотдачей занялись работой в других направлениях, что до литературы у них просто руки не дошли. Вследствие этого в Японии мало книг, которые, воспитывая в человеке гуманистическое начало, разъясняли бы глубинную суть мироздания. Но не стоит считать, будто просвещенные японцы не обладают глубокими научными знаниями. Японские ученые служат науке наравне с европейскими. Например, в сейсмологии – науке, изучающей землетрясения, вполне достаточно японских специалистов, так что ученых-европейцев среди них нет. Первым японцем, преуспевшим в этой науке, был Секия. Помимо него есть и другие японцы, которые своим трудом обрели большую известность и внесли достойный вклад в ряд научных дисциплин.

8 003

Перевела с казахского Майра ЖАНУЗАКОВА

Источник; «Вечерний Алматы»

Средняя: 5 (1 оценка)