:: ГРИГОРИЙ ТРОФИМЧУК: НЕ СТОИТ ПРЕПЯТСТВОВАТЬ СТРЕМЛЕНИЮ КАЗАХСТАНСКИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ ПРОЙТИ МИМО РОССИИ НА ЗАПАД

Просмотров: 1,156 Рейтинг: 5.0

Российско-казахстанский экспертный IQ-Клуб завершает второй этап межгосударственного проекта «IQ-клуб России и Казахстана: развитие экспертного диалога приграничных регионов Евразийского экономического союза». За три года своей деятельности – экспертная площадка и медиа-ресурс были созданы в декабре 2015 года – IQ-клуб внес весомый вклад в формирование постоянных каналов взаимодействия российских и казахстанских экспертов в области экономики, политики, безопасности, а также образовательной, информационной и социокультурной сферах.

О качестве экспертного диалога России и Казахстана, о роли проекта Российско-казахстанского экспертного IQ-клуба в его интенсификации мы побеседовали с постоянным участником заседаний клуба, председателем экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорием ТРОФИМЧУКОМ:

- Григорий Павлович, как бы вы оценили качество экспертного диалога Казахстана и России на уровне взаимодействия между «мозговыми центрами» двух стран, между вузами, а также медийное сопровождение этого процесса?

- Экспертный диалог между РФ и РК является наиболее обеспеченным, если иметь в виду наличие профессиональных площадок – в том числе, таких как Российско-казахстанский экспертный IQ-клуб – для поиска и практического внедрения рекомендаций. Не говоря уже о спектре соответствующих высших учебных заведений, связанных с евразийской тематикой, которые не только вырабатывают идеи, но и готовят кадры.

Я бы сказал, что эта российско-казахстанская модель является образцом для расширения аналогичных подходов не только на пространство ЕАЭС, но и в более широких масштабах. Медийная сфера также включена в этот процесс, но при этом надо понимать, что журналистам более интересна «живая» информация о деятельности евразийских структур, а не набор отчётов чиновников. Поэтому важен не только поиск перспективных идей, но и стиль их популяризации. Чтобы евразийская интеграция не выглядела скучной как внутри, так и снаружи, это было бы страшнее всего.

- В Казахстане все более отчетливо обозначается тренд постепенной переориентации национальной интеллектуальной мысли на западные подходы и западные стандарты. Интеллектуальную повестку все чаще задают специалисты, прошедшие подготовку в западных вузах. Не вызывает ли это трудности в построении диалога между российскими и казахстанскими экспертными сообществами? Существует ли, на ваш взгляд, понимание между казахстанскими и российскими экспертами, руководствуются ли они общими ценностями и целевыми установками, есть ли у них общая повестка? Или «точка невозврата» пройдена и наши интеллектуальные повестки уже разошлись?

- Да, мы замечаем постоянную подспудную тягу части казахстанской интеллектуальной мысли на Запад. Более того, наблюдатели видят, что Казахстан готов считать себя частью Европы. Но это происходит только от того и только до тех пор, пока собственно евразийский потенциал не стал давать явную, фактическую отдачу. В ЕС мы никому не нужны, надо в этом отдать себе, наконец, отчёт. Поэтому и создан ЕАЭС, чтобы самим решать все свои вопросы, прежде всего социально-экономические.

Рваться в сторону Запада можно было бы в том случае, если бы у нас не было своих специалистов-интеллектуалов высокого, да просто мирового уровня. Но они у нас есть, у нас есть и свои «бжезинские», и кто угодно, просто мы, к сожалению, не всегда их видим в этом качестве, хотя они и находятся рядом с нами. А в ряде случаев их замечают, однако ни за что не готовы признать в публичном режиме их профессионализм. Это уже чистой воды психология.

При этом надо отметить и тот факт, что не всё стопроцентно гладко в нашем экспертном сообществе. Есть и такие представители, которые ведут себя предельно заносчиво, но я бы не стал пока называть их фамилий, так как это пока лишь исключение из правил. Повторил бы только, что в Европе их никто не ждёт. Нас там, негласно, как держали за «азиатов», так и продолжают держать, пусть даже не говорят об этом вслух. Поэтому стремиться в тот круг не просто бессмысленно, но и смешно. При этом я бы как россиянин никогда не стал бы препятствовать стремлению казахстанских интеллектуалов пройти мимо России на Запад. Каждый должен сам всё пройти и понять, так как на словах, как всегда, никто ничего понимать не готов.

- В недавнем интервью на IQ-клубе вы отметили, как важно создать пул молодых евразийских экспертов, а также готовить специалистов, способных к генерированию качественной аналитики. Есть ли уже какие-то наработки в этом направлении? Насколько, по вашему мнению, проявлен интерес к евразийской тематике у талантливой активной молодежи?

- Такие наработки есть, и, более того, они по-настоящему захватывают адресные группы – то есть тех студентов, которые осваивают профильные специальности. Мы проводили много мероприятий по этой тематике, в том числе в Саратове, в Поволжье, в Казахстане и намного шире. Мы уже сейчас в состоянии создать не просто общий пул экспертов (включая и журналистов), а генерировать свои подходы и влиять на мировую политику. Для этого у нас уже есть все технические возможности. Всё дело только в идеях, которые надо целенаправленно внедрять в информационное поле.

Для этого у участников пула должно присутствовать не просто понимание того, что они делают, но этот процесс должен их по-человечески захватывать. Причём захватывать на таком уровне, чтобы вопрос о денежной компенсации за такую работу отошёл на второй план. Вот в этом случае появится необходимая триада: интересе, результат, деньги. Если участникам пула абсолютно неинтересна та каша из скучных текстов, которую они вынуждены распространять, тогда здесь не будет ничего – ни политической перспективы, ни денег. Так как вбивать средства в пустоту никто не будет, тем более на протяжении длительного времени.

Другой проблемой на этом пути является взаимопонимание между профильными евразийскими чиновниками и креативными людьми, не занимающими никаких должностей. Скажу сразу: это наиболее тяжёлый и практически неразрешимый вопрос.

Любая тематика, в том числе евразийская, становится интересной только тогда, когда ей занимаются интересные люди. Мы пока что ещё не подошли к этому идеалу, хотя у нас уже на этом этапе имеется достаточно сильное интеллектуальное ядро.

Да и вообще: любого молодого надо учить соответствующим профессиональным приёмам. Он не родился по определению самым умным и изощрённым. Поэтому надо сделать так, чтобы он взял необходимое, и потом уже развил и усилил по-своему, от тех единичных специалистов, которые могут встретиться на его пути. Но могут и не встретиться, так как всё это тоже из области везения.

- Григорий Павлович, сегодня есть ощущение, что евразийская интеграция, демонстрировавшая в первые годы (особенно с созданием Таможенного союза) быстрый рост, перешла в стадию стагнации. Причем проект оказался заморожен на стадии Таможенного союза. Вместе с тем такие темы, как создание валютного союза в рамках ЕАЭС или парламента ЕАЭС относятся к категории маргинальным тем. Респектабельные мейнстримовские эксперты в Казахстане, например, их не обсуждают, поскольку четко расставлены флажки: для Казахстана ЕАЭС – это исключительно экономический союз. Как вы считаете, должны ли эксперты расширять круг тем, приемлемых для обсуждения, даже если на нынешнем этапе они не соответствуют политическим установкам элиты?

- Евразийский экономический союз работает в полном объёме с начала 2015 года. Это достаточный срок для того, чтобы не только чиновники салютовали о своих успехах (в их личных успехах мало кто сомневается), а чтобы все народы, входящие в ЕАЭС, почувствовали позитивные сдвиги на себе. Здесь мы пока мало что можем предъявить людям, чтобы кардинально усилить имидж союза. В том числе это касается облегчения визовых, таможенных, тарифных и прочих режимов, а также максимальной свободы передвижения хотя бы в приграничных областях.

Наверное, здесь мешают объективные факторы, например, такие как борьба с терроризмом, однако это не может служить оправданием сохранением барьеров и шлагбаумов внутри нашего сообщества. Не для того мы его, в конце концов, создавали. Пусть там снаружи они борются с кем угодно, а у нас внутри должно быть максимально спокойно и комфортно всем. Только в этом случае сюда будут стремиться всё новые страны и структуры. Конечно, ЕАЭС продолжает расширять свои границы и рамки, достаточно посмотреть на Вьетнам и Иран. Однако и они уже требуют конкретики, тем более Иран, которому, в силу западного и внутреннего давления, ждать уже абсолютно некогда.

Что касается сфер действия и деятельности наших экспертов, они должны действовать в максимально свободном и широком режиме, исследуя любые актуальные темы. Тем независимые эксперты и отличаются от чиновников. Они могут тестировать любую проблему в нужном режиме. В противном случае не будет найдено нужных решений ни по одной из них. Ориентироваться на, как вы сказали, «установки элиты» они не могут и не должны. Так как в противном случае эти представители «элиты» могут «похоронить» и себя, и свои страны, не понимая происходящего вокруг.

Да, Казахстан всегда чётко и ясно обозначал формат своего участия в ЕАЭС, кстати, как и Беларусь: никакой политики, только одна сплошная экономика. Но надо понимать, что экономики без политики не бывает в принципе, хотя либеральные экономисты постоянно пытаются доказать нам обратное. Поэтому скажем так: судя по развитию негативной динамики во всём мире, от политики нам никуда не уйти. Естественно, мы понимаем, что некоторые партнёры России опасаются так называемой «политики», так как не хотят попадать в круг её политических проблем.

При этом придётся понять и то, что политические проблемы придут к вам сегодня и без России, тем более в том случае, когда её защитное поле будет с вас окончательно снято. Но убедиться в этом придётся уже потом, когда ничего исправить уже будет нельзя. Поэтому нельзя дистанцироваться от текущих непростых вопросов, их надо решать в совместном режиме, раз у нас есть такая прекрасная возможность.

Беседовала Жанар Тулиндинова

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Средняя: 5 (1 оценка)