:: О ВНЕШНЕМ БРЕНДИНГЕ, ВНУТРЕННЕМ ТУРИЗМЕ И ТОМ, ПОЧЕМУ ЗА КАЧЕСТВЕННЫЙ ПИАР НУЖНО ПЛАТИТЬ

Просмотров: 1,091 Рейтинг: 2.0

Несмотря на пандемию и закрытые границы, Казахстан, похоже, не собирается сворачивать или как-то сокращать проекты по внешнему продвижению бренда страны и отдельных городов. Очевидно, что бюджеты на пиар закладывались заранее, но как сегодня их перераспределить во благо народа, самих казахстанцев?

О внешнем брендинге, внутреннем туризме и том, почему за качественный пиар нужно платить, поговорили с одним из самых известных пиарщиков Казахстана – Алишером ЕЛИКБАЕВЫМ.

1575e3013535c2b06bb268053d7244be-big.jpg

– Сегодня казахстанцы задают много вопросов по поводу активно работающей стратегии продвижения бренда «Казахстан» на внешнем векторе. В конце июня на страницах The Washington Times вышла хвалебная статья об успехах Казахстана в демократизации власти, потом стало известно, что на продвижение бренда Алматы планируется потратить 250 миллионов тенге, день столицы, опять же, отменили только после волны возмущения граждан…

– Когда страдает сфера здравоохранения, банкротятся чьи-то бизнесы, а государство заявляет о том, что будет пышно праздновать день столицы или пульнет 90 миллиардов тенге на ремонт одной улицы, оторопь и возмущение – естественная реакция любого адекватного человека.

Собственно, именно поэтому предпочитаю не работать на государство: выделяются просто огромные деньги, но используются они крайне нерационально. А в случае с государством, это наши деньги, потому что казахстанцы платят налоги.

Многие годы мы видели, как в Казахстане проводятся малопривлекательные форумы и презентации, выставки. Тратились сначала крупные бюджеты на организацию этих мероприятий, а потом еще и показывали статистику – как хорошо стало в стране от того, что их провели.

Или же ролики о том, как прекрасен Казахстан, которые крутят где-то по Euronews. Каков реальный выхлоп от всей этой деятельности? Никто не знает. По сути, гораздо больше пользы продвижению Казахстана принесла деятельность отдельных казахстанцев, прославившихся за рубежом своим талантами. Их имена на слуху и общество проявляет интерес сначала к ним, а потом и к стране.

– Вы говорите о нерациональности трат казахстанского странового продвижения. Но как надо? 

– Страновое продвижение – это гораздо шире и больше, чем форум или видеоролик.

Я могу сказать, что те иностранцы, кто попадает к нам, в восторге от природы Казахстана. Но проблема в том, что без друзей в Казахстане или без знания русского или казахского языка, путешествовать по Казахстану очень сложно. У нас нет англоязычного сервиса такси, мало кто разговаривает на английском языке в обычных кафе и магазинах, нет адаптированного меню. Многим проблематично даже получить визу на въезд в Казахстан.

Плюс вопросы безопасности. Я был не так давно в Кыргызстане, познакомился там с группой туристов, которая путешествует по свету пешком и на велосипедах. Им очень понравилась Средняя Азия, но не Казахстан, потому что только в Казахстане их обокрали.

Да, если не выезжать за пределы пятизвездочного отеля, то все здорово. Но проблема в том, что большинство современных туристов предпочитают очень бюджетный отдых.

Поэтому наряду с роликами, надо развивать инфраструктуру внутри страны, продумывать конкретные маршруты и обеспечивать безопасность. А продвижение за рубежом без работы внутри страны – это деньги на ветер.

– Может, сейчас имеет смысл на время отказаться от странового пиара? Ведь неизвестно точно, когда мир снова начнет путешествовать.

– Абсолютно согласен. Сейчас надо делать упор на внутренний туризм. Потому что, к примеру, я был недавно в Боровом. На слуху у всех Rixos Borovoe, потому что они больше всех рекламируются. 

Люди начинают гуглить их цены, пугаются и говорят о том, что дешевле в Турцию слетать! Но в Боровом же есть много вариантов более бюджетного размещения. За 20 тысяч тенге в сутки можно снять очень хороший номер с бассейном и питанием, за 5 тысяч – домик без удобств.

Конечно, нашему бизнесу тоже есть над чем работать. Пример оттуда же: мне показывают шикарные домики, рассказывают об условиях размещения. Я снимаю сторис, пишу все, что мне рассказали, обращайтесь по номеру такому-то. У гостиницы шквал звонков. Что они делают? Тут же повышают цены с 20 до 30 тысяч тенге в сутки. Мне тут же подписчики начинают писать комментарии о том, что я дезинформирую и прочее-прочее. Я, конечно, объяснил владельцу гостиницы, что так делать нельзя, потому что он и меня подставляет, и себя, и страну в целом.

– Хотя, казалось бы, есть мнение, что инфраструктуру создает бизнес, а государство отвечает за привлечение туристов. Получается – оба опорных звена не работают?

– У нас система построена так, что эффективность работы никак не отследишь: в туристы у нас записывают всех иностранцев, въехавших в страну. И можно было бы что-то списать на бизнес, но! Вот, продвигают у нас Алматы, поставили в аэропортах стойки «Visit Almaty». Я бы на месте тех, кто отвечает за эту рекламную кампанию, начал бы сейчас с того, что под видом иностранца пришел бы к этой стойке. Скорее всего, девушки, которая там должна быть, на месте не окажется, по-английски она не говорит или говорит очень плохо, симку с казахстанским номером здесь не продадут, карты города нет и так далее. И это я не из головы беру, а из рассказов своих друзей и знакомых.

Плюс мы все живем в эпоху не телевизора, а интернета. Вспомните, как путешествуете вы сами? Например, я пару лет назад летал в Каппадокию (Турция), просто увидев фотографию множества воздушных шаров в Instagram.

Надо оценивать эффективность вложений: что дешевле – разместить ролик на телеканале или фото в соцсетях? А где будет больший охват? 

Долгие годы нашим чиновникам не нужно было общаться с людьми. Более того, ярких и харизматичных, которых любит народ, могли под разными предлогами снять с должности – а вдруг метит в кресло повыше? Так что сидеть тихо и не высовываться – стало базовой функцией для продвижения на госслужбе. Функция коммуникации с людьми у многих чиновников просто атрофировалась.

Перемены наметились совсем недавно. Концепция слышащего государства постепенно заставляет их меняться. Плюс коронавирус, когда внимание к выступлениям чиновников в прямом эфире существенно возросло. Так что, думаю, постепенно ситуация изменится.

– Вы раньше проводили курсы и семинары для политиков, на которых учили их общаться с народом. Много у Вас людей отучились? Был ли эффект от этих курсов?

– Да, я учил чиновников и политиков коммуникация с аудиторией в соцсетях. Люди разные… 

Кто-то из моих «учеников» стал применять те советы, которые я давал, но были и те, кто говорил: «Алишер, ты все правильно говоришь, но это не для нашей страны. Ты же понимаешь, что если я начну так общаться, то уже ко мне возникнут вопросы»…

 – Ну Вы сами говорите, что сейчас время другое. Новые заявки на такого рода обучение есть?

– Я знаю, что такого рода курсы проводят мои коллеги и друзья, и что эти курсы пользуются спросом. Но они их проводят за 150-200 тысяч тенге в день, а я меньше, чем за 1,5 миллиона свое время тратить не согласен, поэтому ко мне обращаются редко. Это, конечно, не очень хорошо для меня, но когда речь идет о государственных тратах, то это к лучшему. Тех, кто проводит курсы за 150 тысяч тенге я хорошо знаю, они профессионалы своего дела и, в принципе, мы даем один и тот же инструментарий. Так что, толк от этого обучения будет – главное, чтобы «ученики» не боялись применять полученные знания.

Средняя: 2 (1 оценка)