:: ПОЯВЯТСЯ ЛИ В КАЗАХСТАНЕ СВОИ «НАВАЛЬНЫЕ»?

Просмотров: 13,801 Рейтинг: 4.0

Минувшая избирательная кампания продемонстрировала абсолютную недееспособность реальной оппозиции (именно реальной, а не мнимой вроде «Ак жола» и Народной партии Казахстана). Вроде бы растет уровень гражданской протестности, появляются новые движения, но встать во главе людей, желающих серьезных политических перемен в стране, похоже, некому. Что же должно измениться, чтобы в Казахстане, наконец, возникли силы, способные по-настоящему оппонировать власти? Стоит ли ждать в обозримом будущем появления у нас своих «навальных»? Слово экспертам.

Виктор Ковтуновский, политолог:

«Ситуацию можно описать словами классика: иных уж нет, а те далече»

- Представьте себе: объявили состязание. По стадиону степенно шествует многократный чемпион всех прошлых лет, за ним почтительно семенят прочие официально допущенные участники. А мы сидим на комментаторской трибуне и презрительно хмыкаем в отношении «реальной оппозиции», которая вновь «продемонстрировала абсолютную недееспособность»...

Послушайте, эту голодную, больную, нещадно битую оппозицию даже на беговую дорожку не пустили! Судья соревнований – ближайший родственник чемпиона, но мы не требуем его отставки, а рассуждаем о никчемности тех, кто нашел в себе силы и мужество протестовать? Нет, проблема не в оппозиции. На самом деле уровень протестности растет в «Фейсбуке». Это, конечно, показатель настроений в продвинутой части общества, но говорить о массовом гражданском движении несколько преждевременно.

Двадцать лет назад у нас были свои «навальные», которые призывали к проведению политических реформ. Гражданское общество, если судить по гамбургскому счету, осталось равнодушным и никак не отреагировало на устроенное над ними неправедное судилище. Двадцать лет шла тотальная зачистка политического поля. И сегодня ситуацию можно описать словами классика: «иных уж нет, а те далече».

Тем не менее, все течет, все меняется. В казахстанской элите происходит процесс смены поколений. Дети нынешних политических олигархов не могут (или даже не хотят) управлять «по-старому». У них другое образование, другой жизненный опыт. Это, на самом деле, весьма болезненный процесс для авторитарных, клановых государств. Перестройка в каком-либо виде неизбежна, а вместе с ней возникнут условия для появления новой оппозиции и новых ее лидеров.

Юрий Булуктаев, политолог:

«Такие «оппозиционеры» казахстанскому обществу не нужны»

- Реальная и мнимая – в определенной степени это игра слов, хотя и эту дихотомию можно втиснуть в дифференциацию типов оппозиции. Но мы ведь ведем речь о политической оппозиции, а она таковой становится тогда, когда затрагивает вопросы политики и власти. Иначе говоря, главная квалификационная характеристика политической оппозиции – органическая связь с политическими институтами и процессами. И потому, когда завоевать власть можно только успехами на выборах в условиях пропорциональной избирательной системы, любая партия, в них не участвующая, тем самым или делает харакири, или стреляет себе в ногу.

Таковой стала Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП), объявившая бойкот выборам. Вот она и есть мнимая оппозиция, продемонстрировавшая абсолютную недееспособность. Если ОСДП проигнорирует и следующую избирательную кампанию, то ее деятельность будет запрещена. Таковы правила игры для политических партий. Закон суров, но это закон! Если говорить о реальной оппозиции, то недавно внесенная в законодательство РК норма предоставляет шанс на получение такого статуса «Ак жолу» и НПК, добившимся (в очередной раз) права быть представленными в мажилисе. Хотя непонятно, кто им раньше мешал стать парламентской оппозицией и противодействовать партии «Нур Отан», ведь для этого необязателен специальный закон.

И гражданский протест, и появление новых движений и организаций – это вполне объективный процесс, ведь в социально и политически разнородном обществе не может быть единомыслия и единства действий всех составляющих его групп. Успех и старых, и новых объединений оппозиционного толка будет зависеть от того, в какой мере они смогут отражать и защищать те социальные групповые интересы, которые или не представлены, или игнорируются «верхами». Для этого одной только критики идей, выдвигаемых властью, и проводимого ею курса мало. Необходимо иметь альтернативную программу конкретных действий и методов осуществления той или иной политики.

К примеру, в британском политическом языке есть понятие «теневой кабинет министров». То есть, критикой действующей власти занимается не только лидер оппонирующей ей партии или какое-нибудь еще одно харизматическое лицо из числа ее руководящих членов, но и, так сказать, специалисты по тем или иным направлениям.

Что касается вашего вопроса о появлении оппозиционных лидеров по типу российского блогера Навального, то в Казахстане такие люди тоже есть, только гораздо более мелкого масштаба. Возможно и появление новых. Принципиальный вопрос заключается в том, будут ли они, как россиянин, являться игрушкой в руках западных кукловодов, инструментом для дестабилизации общественно-политической обстановки и возникновения волнений и хаоса в стране. Очевидно, что в этом случае такие «оппозиционеры» казахстанскому обществу не нужны.

Появление силы, способной по-настоящему оппонировать власти, возможно. Это будет зависеть от созревания различных факторов политической, социально-экономической и культурной среды, благоприятствующих формированию сильной и деятельной оппозиции. К примеру, это экономический фактор, наличие или отсутствие конкурентной политической среды, характер партийной системы, доминирующий тип политической культуры, сплоченность оппозиции. Вопрос только в том, когда это произойдет. Сможет ли оппозиция в Казахстане стать активным участником политического процесса или хотя бы оказывать на него влияние, - покажет время.

Андрей Чеботарёв, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»:

«Власть блокировала возможности для создания соответствующими группами своих партий»

- Отказ единственной легально действующей оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) от участия в прошедших парламентских и местных выборах способен привести к серьезному снижению уровня ее привлекательности в глазах потенциальных сторонников и ставит политическое будущее этой партии под большое сомнение. Пассивный бойкот вместо каких-либо активных действий, включая контрагитацию, проведение акций протеста, делегирование своих наблюдателей на избирательные участки и т.п., тоже нельзя считать оптимальным выходом для ОСДП.

Что касается других оппонентов действующей власти, то с 2019 года образовалась большая группа соответствующих объединений, именующих себя движениями либо стремящихся к созданию и регистрации новых политических партий. На сегодняшний день таковыми являются следующие общественные движения и инициативные группы по созданию новых политических партий (с указанием лидеров или ведущих активистов):

- Демократическая партия Казахстана (Жанболат Мамай);

- «Халыққа адал қызмет» / «Честное служение народу», ХАҚ (Тогжан Кожалиева);

- «Наше право» (Сановар Закирова);

- «Respublika» (Бэлла Орынбетова);

- «Oyan, Qazaqstan» / «Пробудись, Казахстан» (Димаш Альжанов, Асем Жапишева);

- «Көше партиясы» / «Уличная партия» (Явных лидеров не наблюдается, а власти считают, что это попытка легализации движения «Демократический выбор Казахстана», возглавляемого из-за рубежа Мухтаром Аблязовым);

- «Халық билігі» / «Народная власть» (Балташ Турсумбаев, Рысбек Сарсенбай, Гульжан Ергалиева);

- Народная партия справедливости и развития «El Tiregi» (Нуржан Альтаев);

- «Progress» (Ася Тулесова, Алия Жолболдина).

Однако все они действуют на неформальной основе, в большинстве своем разрознены и склонны критиковать друг друга не меньше, чем действующую власть. Хотя между некоторыми из них возможны временные тактические либо даже политические альянсы с объединением в одну организацию. В частности, совместный митинг протеста, проведенный 10 января в Алматы инициаторами создания Демпартии и активистами «Oyan, Qazaqstan», может способствовать их сближению.

На мой взгляд, власть блокировала возможности для создания соответствующими группами своих партий преимущественно в интересах проведения максимально контролируемой избирательной кампании. Теперь же, когда статус-кво «Нур Отана» как партии парламентского большинства закреплен на среднесрочную перспективу, каких-то принципиальных оснований препятствовать им в таких попытках нет. За исключением разве что «Уличной партии», которая фактически признана (хотя и не совсем понятно, на каком основании) экстремистской организацией.

Потенциал каждого из указанных выше объединений требует отдельного анализа. Среди их представителей присутствуют и люди с определенным опытом оппозиционной деятельности, и новички из разных групп общества, и даже выходцы из официальных и околоофициальных структур. Пока наиболее оппозиционными среди них являются инициативная группа по созданию Демократической партии Казахстана и движение «Халық билігі». Однако сегодня трудно сказать, кто в итоге сможет создать полноценную организацию с необходимыми ресурсами, пройти государственную регистрацию и стать серьезным оппонентом власти, затмив ту же ОСДП…

Источник; QMonitor.kz

Средняя: 4 (2 оценок)