:: Кенже Татиля. КАК РАСПУСКАЛИСЬ КАЗАХСТАНСКИЕ ПАРЛАМЕНТЫ

Просмотров: 17,505 Рейтинг: 4.1

В анналы истории казахстанского парламентаризма вписан уже третий исход. Это уже становится какой-то дурной традицией нашей политической жизни. Судите сами: на нашу суверенную историю пришлось пять парламентов, три из которых прекратили свои полномочия досрочно. Можно смело настаивать, что в этом плане мы, если и не впереди планеты всей, то, во всяком случае, и не на задворках.

Если после этого кто-нибудь будет утверждать, что процессы демократизации нашей страны отстают от общемировых тенденций, то это будет не более чем наглая ложь и клевета на казахстанскую действительность. А она такова, что в самый разгар сезона отпусков и курортных романов отечественный электорат будет озабочен проблемами очередного демократического выбора. Правда, есть большое подозрение, что этот самый выбор будет опять же очерчен строгими рамками «демократии по-казахски». Но это уже другая большая тема, о которой разговор особый. А пока вернемся к изначальному посылу.
Итак, очередной состав отечественного парламента в очередной раз досрочно прекратил свое существование. Случайно это или нет, но так уж получилось, что самораспустившийся Мажилис третьего созыва оказался также третьим по счету в списке парламентов, ранее указанного Конституцией срока прекративших свои полномочия. Однако, несмотря на схожесть парламентских судеб Верховных Советов 12 и 13 созывов и Мажилиса третьего созыва, природа их роспусков имеет принципиальные различия. Что, собственно, и является объектом нашего рассмотрения.
Для этого необходимо совершить небольшой экскурс в историю. Завершалась эпоха 80-х. Огромный ковчег, название которого – СССР, на тот момент изрядно потускнел, а кое-где и облупился, со страшным скрипом пробирался через торосы экономических неурядиц. Но наибольшую опасность для него представляли айсберги политических проблем, которые все чаще и чаще возникали по курсу. Да и сам курс все меньше напоминал четкий и выверенный маршрут, покоряемый твердой рукой опытного капитана.
К тому же еще команда не отличалась монолитностью, и все кому не лень норовили при первой же возможности прорваться к штурвалу. Одним словом, на борту царил полный раскардаш, последствия которого никто не брался предсказать.
Не минула эйфория политического романтизма и нашу республику. Правда, испытавшее глубокий нравственный нокдаун после декабрьских событий 1986 года казахстанское общество позже других приложилось к сосуду, наполненному пьянящим нектаром демократии. Поэтому, когда в начале 1990 года в республике началась предвыборная кампания за право быть депутатом в Верховном Совете XII созыва, она ознаменовалась небывалым накалом страстей.
Еще бы. В кои века общество получило реальную возможность показать фигу всесильному партийному аппарату, чье незыблемое право определять самых «достойных» кандидатов в депутаты было подвергнуто сомнению.
Характер эпохи и доминировавшие в обществе настроения способствовали приходу в высший законодательный орган большой группы людей, чьи жизненные установки и манера поведения резко диссонировали с привычными представлениями. Одним словом, это были романтики от политики.
Вместе с тем, при всем романтизме, подавляющее большинство депутатов Верховного Совета XII созыва очень точно и ясно выражали царившие в то время в обществе настроения. Произошло это благодаря тому, что выборы проходили в условиях жесткой конкуренции и на широкой альтернативной основе. Большой разброс мнений и свободное обсуждение всех без исключения проблем были отличительной чертой работы парламента того состава.
Тогда же возник новый, в чем-то даже пугающий многих феномен – парламентские фракции, в которые объединялись те, кого не устраивали старые советские методы парламентской работы. Вот этот последний фактор – неумение, вернее, нежелание работать по-старому, граничившее с полным отрицанием прежних порядков, и стало в итоге началом конца Верховного Совета XII созыва.
Однако на вершине властной пирамиды прекрасно осознавали, что явно проявившуюся депутатскую вольницу нельзя было пускать на самотек. Ибо после декабря 1991 года она становилась угрозой для людей, вкусивших сладость плода единоличной власти, контуры которой уже начинали вырисовываться.
Самое парадоксальное заключается в том, что тот ВС свои руками создал антураж надвигающейся суверенности. Мы имеем в виду введение института президентства, принятие Декларации о суверенитете, а чуть позже принятие первой собственно казахстанской Конституции. Правда, в ней позиция самого Верховного Совета в конституционном поле была приоритетней роли президента. Да-да, именно в такой последовательности, да еще и с маленькой буквы.
Существует разные точки зрения на то, почему Верховный Совет XII созыва был в итоге распущен. Официальная версия утверждает, что «…главной причиной досрочного прекращения работы ВС XII созыва является объективная невозможность сочетания парламентаризма и Советов. Демократически избранный представительный орган и иерархизированные Советы с их системой кооптации депутатов вступили в острое противоречие с набирающей силу президентской властью, стремившейся в короткие сроки осуществить рыночные и политические преобразования». В данной формулировке кроется глубокий смысл и не менее глубокое противоречие.
Первый заключается в том, что демократически избранный представительный орган вступил в острое противоречие с набирающей силу президентской властью.

Противоречие же в том, что тот же демократически избранный Верховный Совет стал как бы тормозом на пути рыночных и политических преобразований. Такая постановка вопроса абсурдна сама по себе.  Время показало, что главным препятствием на пути политических преобразований в итоге оказался институт неограниченной президентской власти.
Любая неограниченная власть рано или поздно трансформируется в авторитаризм или что-нибудь похуже. Роль ВС XII созыва в создании предпосылок суверенитета и последующих процессах еще ожидает объективной оценки. Но в тот момент, несмотря на всю свою прогрессивность и легитимность, он явно не вписывался в рамки еще только начинавших проявляться авторитарных тенденций.
Президенту Н. Назарбаеву был необходим парламент, работающий в унисон с ним. Именно поэтому дни ВС этого созыва были сочтены. Началась активная закулисная работа по принципу «не мытьем, так катаньем». Стал применяться не особо бросающийся в глаза подход «кадрового размывания» депутатского корпуса. Заключался он в том, что наиболее активных народных депутатов стали приглашать на работу во вновь создаваемые органы государственного управления. Тем самым решались две проблемы.
Во-первых, из «революционного» депутатского корпуса выбивались самые «неудобные» фигуры.
Во-вторых, решалась проблема кадрового дефицита. Старая партийно-хозяйственная номенклатура заменялась людьми, более соответствующими требованиям времени. К тому же, получая новые назначения, эти парламентские «забияки» становились подконтрольными власти.
Был еще один фактор, который в значительной степени облегчал задачу нейтрализации ВС XII созыва. В его составе был высок удельный вес депутатов, пришедших из органов исполнительной власти и работавших в нем на непостоянной основе. Поэтому, когда возникла настоятельная «необходимость» в роспуске ВС, эта категория депутатов сыграла роль «пятой колонны».
Хотя противников роспуска ВС было довольно немало, сторонникам президента удалось запустить механизм «самоликвидации». Одним из самых активных и авторитетных лоббистов этого процесса выступил З.Нуркадилов, тогда всесильный мэр Алматы и одна из ключевых фигур казахстанского истеблишмента. Именно он поспособствовал «сознательности» депутатов Алатауского райсовета народных депутатов, которые 16 ноября 1993 года приняли решение о самороспуске.
Много лет спустя Заманбек Калабаевич покается в содеянном, но это будет потом. А тогда процессы приняли необратимый характер. Наконец, 13 декабря 1993 года подошла очередь самого Верховного Совета.
Сейчас мало кто вспоминает, но, помимо всего прочего, так называемый «самороспуск» ВС XII созыва был абсолютно нелегитимным. В силу того, что в тогдашней Конституции не был предусмотрен механизм его роспуска. То есть это был первый, но далеко не последний шаг на пути игнорирования основ, извините за тавтологию, Основного закона страны. Согрешивший однажды, становится грешником на всю жизнь.
Обращает на себя внимание временной промежуток, в течение которого осуществлялась ликвидация Верховного Совета. Почти месяц. Просим обратить внимание нашего читателя на данное обстоятельство. Почему? Об этом чуть позже.
Потом наступил март 1994 года, 7-го числа которого состоялись выборы в Верховный Совет XIII созыва. У него было несколько особенностей.
Первая. Это был первый в нашей истории парламент, состав которого подвергся предварительной фильтрации. Проявилось это в том, что согласно принятому «Кодексу о выборах» вводился так называемый президентский список, по которому избиралась почти четверть депутатов парламента. Естественно, что всем, кто попадал в него, избрание было гарантировано автоматически. В каком-то смысле это был прообраз будущих Мажилисов.
Вторая особенность заключалась в том, что впервые был создан парламент, работа которого осуществлялась на постоянной основе. То есть все члены парламента приобретали статус профессиональных парламентариев с полным рабочим днем, без права занимать иные выборные или административные должности. Кроме того, им запрещалось заниматься коммерческой или предпринимательской деятельностью.
Третья. Это были первые в нашей истории парламентские выборы на многопартийной основе. И хотя тогдашняя многопартийность во многом была декоративна, тем не менее, она носила официальный характер.
Кроме того, на выборах 1994 года был введен институт международных наблюдателей.
Но, несмотря на все эти нововведения, Верховный Совет этого созыва был обречен изначально. Но не потому, что он был 13-м по счету созывом, а совсем по другой причине. Дело в том, что в «Законе о выборах», наспех принятому в декабре 1993 года, была заложена норма, дающая избирателю право голосовать за двух и более кандидатов. Как такое стало возможным – тема отдельного исследования, в силу чего мы не будем на этом подробно останавливаться.
Во всяком случае, как свидетельствуют очевидцы, сама процедура принятия этого с позволения сказать закона осуществлялась при отсутствии необходимого кворума.
Верховный Совет XIII созыва при всей краткосрочности своего существования также оставил о себе память не совсем «управляемого» с точки зрения «удобства» режима работы исполнительной власти вообще и правительства, в частности. Достаточно вспомнить, как депутаты ВС XIII-го созыва буквально через месяц после начала работы пытались инициировать вотум недоверия Кабинету министров во главе с С.Терещенко. Только личное вмешательство Президента Н.Назарбаева предотвратило правительственный кризис. И в последующем депутаты «взбрыкивались» при любой не устраивающей их депутатское мнение инициативе правительства. Одним словом, Верховный Совет XIII созыва явно «не сошелся характерами» с Кабмином.

Однако дело было вовсе не в «несговорчивости» парламентского корпуса. Как считают объективные наблюдатели, в тогдашнем Верховном Совете был сконцентрирован весь цвет отечественной юриспруденции и экономической мысли. Поэтому вполне естественно, что люди, отягощенные глубоким пониманием происходящих в республике социально-экономических и общественно-политических процессов, не могли позволить себе быть просто статистами и послушно освящать непопулярные в электорате шаги правительства.
Тогда и пригодилась заложенная в «Законе о выборах» «мина» замедленного действия. Осталось только привести в действие «механизм взрывателя». В его качестве был использован иск бывшего кандидата в депутаты Т.Квятковской в Конституционный cуд РК о признании нелегитимными итогов выборов в Верховный Совет XIII созыва.
Политический кризис 6-11 марта 1995 года когда-нибудь войдет в отечественные учебники по политологии как неподражаемый образец юридической казуистики и политической эквилибристики. С точки зрения формальной логики все было сделано как будто бы правильно. Налицо было ущемление конституционных прав отдельно взятой гражданки Т.Квятковской, которые Конституционный cуд и отстоял. Но при этом от широкой общественности было скрыто, что и сам Конституционный cуд нарушил «Закон о конституционном судопроизводстве», согласно которому иск гражданки Т. Квятковской должен был рассматриваться в течение полугода с момента подачи иска.
Впоследствии, когда будет приниматься решение об упразднении самого КС, данный эпизод сыграет не последнюю роль в его судьбе. Но это будет позже, а в тот момент верх взяла логика политической целесообразности. А она говорила о необходимости ликвидации Верховного Совета. Что, в общем-то, и было сделано. Правда, не так «изящно», как в случае с предшествующим ВС, но все же…
Да, было некоторое бурление страстей. Отдельные депутаты пытались апеллировать к электорату, но оный, озабоченный проблемами собственного выживания, не услышал «глас вопиющего» в электоральной пустыне. Впоследствии Ермухамет Ертысбаев откровенно напишет в одной из своих книг: «Практически всех лояльных депутатов, смирившихся с фактом роспуска, трудоустроили, и неплохо, надо отметить. Тот же Олжас Сулейменов, видя полную бесперспективность политической борьбы, согласился поехать в Италию на должность Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Казахстан». Откровенно цинично, но беспощадно честно…
Так в марте 1995 года завершилась эра Верховных Советов. Кстати, судьба Верховного Совета XIII созыва была решена за шесть дней. Чувствуете разницу?..      
Начиналась другая эпоха – эпоха Мажилисов. Она не была отмечена ничем выдающимся, пока не наступило 16 мая 2007 года, когда в стране грянула конституционная реформа. Ожидание ее затянулось настолько, что, когда было объявлено о ее начале, не все поняли, о чем идет речь. Даже сами мажилисмены третьего созыва. То есть они конституционные реформы поддержали с большим энтузиазмом. Вдохновленные своей значимостью, они решили не останавливаться на этом и пошли еще дальше.
С восхитительной настойчивостью они стали выяснять, как бы поскорее самораспуститься. Быстро составили обращение в Конституционный совет. Председатель КС (не путать данную аббревиатуру с другим КС – ликвидированным двенадцать лет назад Конституционным судом) в день объявления начала конституционных реформ безапелляционно заявивший, что речи о досрочном роспуске Мажилиса не идет, смущенно пояснил горячим головам, что, дескать, не надо торопиться, не стоит волноваться, самороспуска не будет. Но если сильно хочется, кое-кто может помочь. Даже кворума не потребуется.
Так и сделали. В итоге все имеют то, что имеют. Президент - конституционную реформу, Мажилис - досрочный роспуск, электорат право очередной раз выразить свою волю. 18 августа 2007 года.

Что можно добавить? Так, самую малость.
Верховный Совет XII созыва вошел в историю как самый дерзкий и наиболее точно отражавший общественные умонастроения.
ВС XIII созыва останется в памяти как самый профессиональный и скоротечный. Но даже при всей сложности текущего момента он пытался хоть как-то смягчить ужасы «шоковой терапии» для электората. Удалось немного, но и на том спасибо.
Мажилис третьего созыва. Это была скорее страна Лилипутия. А как еще сказать про законодательный орган, который вроде бы как решился на конституционно-парламентскую реформу, но при этом сделавший максимум для того, чтобы рутинизировать это, в общем-то, незаурядное событие.
Кто виноват? Извечный вопрос. Корни того, что мы наблюдаем сегодня, лежат в далеком уже 1993 году, когда «самораспускали» Верховный Совет XII созыва. За романтизмом той эпохи мы не уловили возможных негативных последствий. Они наступили гораздо раньше, чем можно было предположить. В марте 1995 года, когда ВС XIII созыва вполне цивилизованно, так сказать в соответствии с духом и буквой… поставили вне закона. Теперь парламентарии сами просятся домой…
В итоге три распущенных парламента. Сначала посулами хлебных должностей и иными материальными благами. Потом с нарушениями конституционного закона. Теперь ничего не обещают и ничем не обосновывают. Более того, кое-кто сам идет на заклание. Какая-то обреченность…Как в скверном анекдоте, когда приговоренный к повешению  участливо интересуется: «Веревку и мыло самому приносить?..».
«Лучше один раз нарушить Конституцию, чем много раз на нее наплевать». Хорошо сказано. И не то чтобы про нас… Куда мы идем?.. И куда придем?..

Источник: еженедельник "Политика.kz"

Другие статьи Кенже Татиля

Средняя: 4.1 (18 оценок)

Парламент изобретение Запада. И чем дальше оно отстоит в географическом и прочем параметрах от Запада, тем менее оно похоже на классический, оригинальный образец.

Комментарии

Отличный ход - вспомнить все. Когда эта газета появилась на свет? Автор кажется из эпохи.

Присяга власти троике великих жузобиев. Мечу нации инвалютчиков - за миллионы изуродованных жизнеи. Телеправительство, банки, инвесторы антиказ-воины(16лет). Приговор измено-потомству: НБ,МФ,ФП,МВД,КНБ(НурОтана). Враг прокуратура без потребит-надзора. Бандит: цены, тарифы, калькуляции - антиналогового зачета нерезидент-посредн-издержек. Капкиллеры, депоз-деньги, доход-дивиденды внепроизводственных акции. Правопаспорта, финансы госорганизованной преступности. Ассамблея, религии казграбежа(чечен,евреи итд). Зекбухгалтерия: послов, фискалов, прод-покуп-баланс-рентаб-отчетов, ФОТ госслужбы, неоприходования управл-интеллект-научн-бюдж-продукции(86трлн). Акцепт зарплаты президента э-офисами наспунктов(480млн). М Ишаев Ставка ордабасы ООН РК тел 662891, +7706711095 znanie_sila_kz@mail.ry

Ракурс взят обвинительный. А теперь прочтите защитительный:

Итак, если говорить о Конституции 1993 года, то ей предшествовала волна кадровых перестановок в исполнительной власти. Все это, по большому счету, было экспериментом по выбору оптимальной модели управления государством. К продолжению того же эксперимента мы относим и первую Конституцию суверенного Казахстана. В те годы, поддавшись мощным западным ветрам, несущим нам знание о новом демократическом порядке, во многом новшества имели характер слепого копирования западных ценностей и в каких-то моментах даже противоестественного внедрения этих ценностей в казахстанском обществе с иным, евразийским менталитетом, который, несомненно, отличается от мышления и образа действий европейца или американца.

Еще одна ошибка заключалась в том, что, несмотря на дублирование чужих идей, скопировать уровень жизни демократических государств Запада не удалось. Чудес не бывает, от демократий и митингов в карманах у граждан денег не прибавлялось. Но в 1993 году об этом несильно задумывались. Это была эпоха политического копирования.

28 января 1993 года была принята первая Конституция Республики Казахстан - сильно модифицированная Конституции КазССР 1978 года. Но уже через полтора года она была объявлена <результатом компромисса>, и ей вынесли вердикт: не соответствует требованиям времени. Что вместилось в эти полтора года (и в целом - в два, до принятия новой Конституции в 95-м)? Осенью 1993 года произошел самороспуск Алатауского райсовета Алматы, и эта акция в рамках кампании по борьбе с парламентаризмом привела впоследствии к самороспуску Верховного Совета 12-го созыва. Откуда взялась эта борьба?

Псевдодемократическая вольница, откровенно говоря, захлестнула все и вся. Лихой дух свободы и Конституция, написанная под влиянием широких либеральных настроений, царящих в обществе, привели к двоевластию между президентом и парламентом, точнее будет сказать, руководством Верховного Совета. В точности повторился политический кризис в России, к счастью, у нас дело обошлось без крови. У нас победил разум в лице президента Н.Назарбаева, а не амбиции отдельных депутатов. Но об этом почему-то тогда быстро забыли, да и сегодня не любят вспоминать.

Ракурс взят обвинительный. А теперь прочтите защитительный:

В начале марта 1994 года состоялись выборы в Верховный Совет 13-го созыва. Новый казахстанский парламент в условиях прежней Конституции повторил судьбу предшественника, начав с информационной войны против президента и реформ, закончив роспуском. Вместо законотворческой работы парламент окунулся в хозяйственные дела, чуть ли не рулил Нацбанком. Однако события тех дней вовсе не вертелись вокруг политического противостояния. Напротив, шла энергичная административная реформа, целью которой было обеспечить президенту контроль над всеми ветвями власти, одновременно дистанцировав его от каждой. Готовились радикальные экономические реформы, и от степени готовности правительства к их запуску зависела и степень эффективности результатов этих реформ. Но помехой в этой ситуации был Верховный Совет 13-го созыва, который, как и предыдущий, ставил палки в колеса государственной машине и требовал от президента чуть ли не еженедельных докладов о состоянии дел в стране. В условиях столь жесткого противостояния деятельного президента и представительной ветви власти ни о каких реформах, тем более таких, которые уже были подготовлены комиссией Кажегельдина, которому президент дал карт-бланш, и речи идти не могло. Впору было задуматься, а зачем такой парламент нужен вообще?! Кстати, в неформальном общественном мнении, выразителем которого являются широкие массы населения, очень негативно тогда воспринимали псевдопарламентскую говорильню, и именно тогда родился образ депутата как бездельника на высоком окладе.

Если не ошибаюсь, тогда, образно говоря, свои услуги предложили члены знаменитого в те годы движения <Новое поколение>, основу которого составили так называемые <младотюрки>. Его члены обвинили парламент в реакционности и создали тем самым политический повод для решения проблемы. Затем появился знаменитый иск экс-депутата Т. Квятковской, заседание Конституционного суда и прекращение существования Верховного Совета. Так были подготовлены условия для проведения второй конституционной реформы. Именно тогда впервые и было предложено продлить полномочия главы государства до 2000 года - сделала это Ассамблея народов Казахстана, созданная как консультативно-совещательный орган при президенте страны.

В своем предложении члены АНК руководствовались разумными доводами: в тех условиях, когда за два года прекращают существование два парламента, и происходит это на фоне непопулярных реформ и низкого уровня жизни, продление полномочий президента - единственный способ удержать страну от хаоса. Кроме того, тогда (как, впрочем, и сейчас) наблюдалось очевидное превосходство действующего президента над любыми возможными кандидатами, так что выборы были бы чисто технической процедурой закрепления общеожидаемого результата. Был проведен референдум, который подавляющим большинством голосов подтвердил соображения членов АНК - действительно, избиратели связывали дальнейшее развитие страны только с именем Нурсултана Назарбаева и продлили ему полномочия. После проведения референдума президент создал комиссию по разработке проекта новой Конституции.

Избранная модель продемонстрировала уже наше умение учиться на собственном, а также на чужом опыте. Согласно новой Конституции, Казахстан стал республикой с президентской формой правления, и в пользу института президента были урезаны полномочия прочих ветвей власти. Конституция была одобрена на всенародном референдуме 30 августа 1995 года. Так начался новый этап в развитии Казахстана, и этап весьма успешный, о чем говорят не только экономические показатели, но и оценки международных специалистов в области политики и государственного управления.

Ракурс взят обвинительный. А теперь прочтите защитительный:

Вспоминается печальный опыт парламентской демократии в России образца 1993 года. Но есть не менее характерные примеры из близкой по хронологии реальности. Л. Кучма оставил Украине, жаждавшей еще большей демократии, по сути дела парламентскую республику. Что же мы наблюдаем? Торжество демократии, необыкновенное повышение уровня благосостояния простых украинцев, взметнувшийся до небес международный авторитет? Отнюдь. Мы видим, что страна балансирует на грани гражданского противостояния и, что самое неприятное, - в эту бучу потихоньку втягиваются силовые структуры и армия. Не менее занимательна коллизия с Конституцией в соседнем Кыргызстане. Когда свергали А.Акаева, много говорилось об авторитаризме <первого демократа Центральной Азии>, все мечтали добраться до акаевской Конституции и расправиться с ней. Придя к власти, К. Бакиев, похоже, не очень горит желанием кардинально менять Конституцию в пользу (недостижимой в условиях современного Кыргызстана) демократии. Все эти примеры говорят, что у каждого государства на постсоветском пространстве свой алгоритм развития и взаимоотношений между ветвями власти.

Теперь о той самой поправке, которая сейчас используется для того, чтобы бросить тень в целом на весь законопроект и в целом на конституционную реформу.

Мы видим, на каком фоне с сильным криминальным душком сейчас происходит новая конституционная реформа, открывающая очередной этап развития нашего государства. Этот этап лично я охарактеризовал бы как начало торжества законности в государстве. Я связываю последние события с общей цепочкой действий главы государства в рамках начатого им нового витка борьбы с коррупцией в органах власти. Без наведения порядка в государственных органах, и президент это совершенно отчетливо понимает, не будут возможны никакие реформы, поскольку растущая демократичность общества требует и роста законности в государстве, ибо демократия - это, в первую очередь, торжество закона. Не все у нас в этом смысле гладко, скорее, даже есть огромные проблемы. В то же время формула ухода от разбирательств за преступления сильных мира сего в Казахстане известна уже давно и широко применяется. Вот и очередной подозреваемый твердит, что он хотел выставить свою кандидатуру на пост президента в 2012 году, и вот за это якобы он сейчас и подвергается <гонениям>. Странно только, что все об этом подозревали, но <претендент> доселе выносил на суд общества совсем иные идеи. А до этого другой господин точно так же показал себя <перевертышем>, только клялся он в вечной верности, а убыв на заграничное лечение, вдруг решил стать президентом. Народу, связавшему все тяготы первых этапов переходного периода с этим именем, такое желание показалось неадекватным. Сказать, что сегодня память об этой личности актуальна в народных массах, никак нельзя. Так что не удивлюсь, если ради реанимации памяти о себе на очередном слете оппозиционной тусовки в Страсбурге мы увидим рядом с бывшим премьером бывшего дипломата.

Так что даже если предложение об этой поправке было не совпадением, а инициированной кем-то акцией, все равно - лучшего способа обезопасить пост главы Казахстана от <всякой шантрапы> не придумаешь. Но абсолютно не факт, что право баллотироваться на еще один срок глава государства использует вновь.

Ракурс взят обвинительный. А теперь прочтите защитительный:

Не факт (ведь это выборы!), что избиратели вновь поддержат первого президента в 2012 году, делегировав ему на еще один срок полномочия. Но факт, что теперь любой политический авантюрист будет поставлен перед задачей предложить казахстанскому народу нечто более заманчивое, чем то, что предлагает Нурсултан Назарбаев, выдвинувший новые стратегические инициативы. В ситуации <выборы без Назарбаева> есть вероятность, что нам придется выбирать из нескольких зол, в ситуации же <выборы с первым президентом> мы можем рассчитывать именно на борьбу идей, а не политических технологий.

Симптоматично, что некоторые политические сообщества не только в штыки восприняли эту поправку, но даже сделали до сих пор немыслимое - принялись критиковать эталон демократического государства - США за положительные оценки казахстанской конституционной реформы, высказанные видными представителями политического истеблишмента этой страны, в особенности о снятии ограничений с количества президентских сроков для Нурсултана Назарбаева.

В целом же, говоря о поправках в Конституцию, в особенности об увеличивающих полномочия парламента нормах, можно рассуждать о своеобразном возвращении в исходную точку, с чего начинался казахстанский парламентаризм. Весомые полномочия, подразумевающие растущий интерес к парламенту как к реальному инструменту воплощения разработанных партиями стратегий, вернули страну к тому моменту, когда президент и парламент были двумя равнозначными силовыми центрами государственного управления. Круг замкнулся? Не совсем, ибо на сей раз власти Казахстана пошли на этот шаг сознательно, подготовив прочную экономическую и социальную базу, что создает мощный противовес политиканству, провокациям и прочему. Сегодня не так просто парламенту будет стать тормозом на пути развития страны, поскольку опираться будет не на кого - казахстанцы уже давно разобрались в разнице между красивыми словами и реальными делами. Никто не поддержит амбиции политиков, в которых нет четкой предметной начинки. Кроме того, первоначальный сложный период обкатки нового парламента и его новых функций пройдет при участии вдохновителя реформ Нурсултана Назарбаева в качестве действующего президента.

В 2012 году будет видно, насколько парламентарии и общество свыклись со стремительно возросшей ролью законодателей в жизни государства, насколько устойчива теперь для Казахстана президентско-парламентская форма правления.

Чья статья в комментах? Её надо было публиковать вместе с статьей Татиля. Эффект сравнения лучше был бы. Потому что резоны есть в обоих материалах. Мне так кажется во всяком случае

Подписываюсь под безымянным автором: (цитато: "Вспоминается печальный опыт парламентской демократии в России образца 1993 года. Но есть не менее характерные примеры из близкой по хронологии реальности. Л. Кучма оставил Украине, жаждавшей еще большей демократии, по сути дела парламентскую республику. Что же мы наблюдаем? Торжество демократии, необыкновенное повышение уровня благосостояния простых украинцев, взметнувшийся до небес международный авторитет? Отнюдь. Мы видим, что страна балансирует на грани гражданского противостояния и, что самое неприятное, - в эту бучу потихоньку втягиваются силовые структуры и армия. Не менее занимательна коллизия с Конституцией в соседнем Кыргызстане. Когда свергали А.Акаева, много говорилось об авторитаризме <первого демократа Центральной Азии>, все мечтали добраться до акаевской Конституции и расправиться с ней. Придя к власти, К. Бакиев, похоже, не очень горит желанием кардинально менять Конституцию в пользу (недостижимой в условиях современного Кыргызстана) демократии. Все эти примеры говорят, что у каждого государства на постсоветском пространстве свой алгоритм развития и взаимоотношений между ветвями власти."

Я подписываюсь под статьей Татили. Можно было еще жестче написать. Что из парламента сделали? Лавку какую-то. Орган раздачи лишней квартиры с дальнейшей приватизацией а то и дарением пустобреху=депутату..

Уважаемому оппоненту под №4. Никакого обвинительного уклона, простая констатация факта - очевидного и печального. Наш парламент низведен до уровня совещательного органа. Вот и все. А все разговоры о том, что парламентаризм в наших условиях мог бы привести к разного рода катаклизмам, не более чем лукавство. С другой стороны для его успешного развития требуется несколько обязательных условий: состязательность при выдвижении кандидатов, абсолютная прозрачность непосредственно выборного процесса и подсчета голосов. Если эти условия будут соблюдены, то возрастание политической активности масс гарантировано. Несколько схематично, но приблизительно так должно было бы быть в идеале.

В то же время для меня несомненно и то, что в ваших рассуждениях присутствует рациональное зерно. В принципе так и должно быть. Спокойная аргументированная дискуссия по всем вопросам внутренней жизни. Никто, подчеркиваю никто, не обладает истиной в последней инстанции. Только в столкновении мнений мы смогли бы найти путь к истине.

В частности, по оценкам экспертов, кроме <Нур Отана> семипроцентный барьер преодолеет партия <Ак жол>, возглавляемая Алиханом Байменовым.

Еще четыре партии, среди которых <Ауыл>, Коммунистическая народная партия, возглавляемая Владиславом Косаревым, а также Общенациональная социал-демократическая партия Жармахана Туякбая и Коммунистическая партия Серикболсына Абдильдина вполне могут побороться за отметку в 7 процентов.

Конечно, данный прогноз, полученный от экспертов в самом начале избирательной кампании, является предварительным. До 18 августа еще семь недель, и рейтинги партий могут существенно поменяться. Те, кто сегодня кажутся аутсайдерами, вполне способны сделать рывок вперед. Тем более, что еще неизвестны предвыборные платформы ни одной из восьми партий.

Давайте вместе с экспертами будем следить за развитием событий. <Литер> и Евразийское рейтинговое агентство будут регулярно изучать электоральные предпочтения казахстанцев, вплоть до самых выборов.

quasar 24f отапливаемая площадь http://stroykatrubon.ucoz.co.uk
5.7.10. Проверка срабатывания устройств защиты, блокировок и сигнализации должна проводиться не реже 1 раза в мес., если другие сроки не предусмотрены заводом-изготовителем.